Глава III : Страница II

Но внезапно все задрожало, люльки стали раскачиваться все сильнее. Прямо в центре комнаты возник человек в костюме ниндзя. Он резко и быстро оглядел комнату и замахнулся, остановив взгляд на двух собеседниках. Александр успел заметить только, как расширились глаза Сигизмунда и почувствовать, как кто-то резко потянул его за руку. Последним в сознании отпечаталась ярко-красная «комета», стремительно приближающаяся к лицу.

— Ну что за варвары!..

Александр повернул голову: это был все тот же Сигизмунд. Он, отряхиваясь, вставал с земли. Потрясающе пахло цветами. Что это? Александр огляделся: невероятно красивый сад, цветущие сакуры в предрассветной дымке и тропинка – чистая, вымощенная неровными камнями.

— Поднимайтесь, Александр Владимирович, нам пора.

Александр почувствовал прохладу земли и встал, отряхивая военную форму… «откуда она взялась?» — не успел он как следует подумать.

— Не удивляйтесь, мы в межвременном тоннеле. Нас уже ждут в 1648, 5 июля, в здании Английского Парламента. В связи с этим внезапным «нападением»… — Александр с удивлением расслышал нотки насмешки в последнем слове.

— Что случилось? Кто эти люди? – за несущейся «кометой» он успел разглядеть появление еще нескольких человек в черных облегающих костюмах.

— Вся штука в том, что у каждого Дома свои ценности и идеалы. А, кроме того, и своя картина мира, модель Вселенной. Поэтому то, что с их точки зрения выглядит как справедливая война, с нашей… понимаешь, в нашем лексиконе даже нет слова «война»… Все довольно сложно на первый взгляд, но я знаю, что ты поймешь.

— А зачем они напали? Что им нужно? – не унимался Александр, неторопливо бредя вслед за Сигизмундом. Тот действительно шел довольно медленно, как казалось Александру, противореча своим же словам.

— Карта, всем нужна карта… Хотя… у меня лично есть и другие предположения, с которыми категорически не соглашаются старые идиоты… прошу прощения, достопочтенные джентльмены, с которыми ты в скором времени будешь иметь честь познакомиться. А пока мы идем, мне надо просветить тебя в некоторых аспектах строения Вселенной. Не дай БогХешмин снова попробует меня высмеять, — последняя фраза была сказана тихо и скороговоркой, но в предрассветной тишине, нарушаемой лишь пробующими свои голоса утренними птицами, была отчетливо слышна.

Внимание Александра рассеялось: какой все-таки невероятно красивый сад! Что говорил Сигизмунд? Тоннель? Что он соединяет? Кажется, разные времена? Невероятно странно… должно быть, это сон. В таком случае он что-то очень детальный.

Александр подошел ближе к одному из деревьев и стал разглядывать цветы. Они все были неправдоподобно идеальной формы. Один к одному. Кроме того, само расположение их на дереве периодически повторялось, как бывает на фотообоях. Что же это? Он кинул взгляд на тропу: Сигизмунд продолжал идти вперед, занятый своими мыслями и бормоча что-то себе под нос.

— Это всего лишь представление, — внезапно произнес спокойный голос, растягивая гласные, — вся наша физическая жизнь, в сущности – бутафория, декорации, в которых покоится и прячется подлинный ее смысл.

Голос исходил откуда-то сверху, и Александр автоматически поднял голову. На верхушке дерева сидел мудрец, подозрительно напоминающий Лао-Цзы, и задумчиво смотрел вдаль, встречая восходящее солнце.

— Почему ты в форме? – он пристально посмотрел прямо в глаза Александру. Тот от неожиданности смутился:

— Сам себя спрашиваю, — ответил он.

— Вот и я о том же.

Предыдущая стрСледующая стр

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *